11:55 

Текст для второго тура. "Эффект бабочки"

Спасти маму, папу и Бэкингема!
Автор: Теххи Халли
Персонаж: Хаккай


“...something so sweet. In my mind...”

Если вы та самая бабочка, которая философ и наоборот, значит, вам свойственны беспристрастность и отрешенность. Отрешенность и беспристрастность. Помните об этом, перелетая с цветка на цветок.

- Хорошо, что я изучал физику, - думает Хаккай, обезвреживая взрывчатку.
- Хорошо, что я изучал теологию, - думает Хаккай, вовремя затыкая рот Санзо.
- Хорошая реакция – это тоже хорошо, - мысленно аплодирует себе Хаккай, уходя из-под удара.

Если смотреть на маятник с высокой частотой колебаний, его крайние положения сливаются, и кажется, что он находится сразу и справа, и слева.

- Меня зовут Яоне, Чо Хаккай-сан. Ради нашего господина Когайджи-сама, пожалуйста, умрите!
- Ха-ха, - думает Хаккай, - а ведь секунду назад была человеком.
- Пожалуйста, остановитесь, - произносит вслух Хаккай.
И ставит барьер.

Абсолютно все Ки-техники Хаккая – это запрещенная комбинация науки и ёджуцу. Возможно, поэтому минус-волны на него не действуют. Это всё равно, что принимать яд маленькими порциями, в конце концов, привыкаешь.

- Барьер? – удивляется Яоне.

Хаккай может «поставить барьер» тремя различными способами. Самый простой: отнять энергию у враждебно настроенного объекта и использовать ее в собственных целях. На деле это выглядит так: скорость брошенного камня резко падает до нуля, а у Хаккая в ладони расцветает файерболл. Со стороны, кажется, будто камень наткнулся на невидимый барьер, а файерболл – это собственная энергия Хаккая.

- Пожалуйста, перестаньте, - серьезно повторяет Хаккай.

С тех пор, как Хаккай впервые опробовал этот способ, ему безумно интересно, сможет ли он остановить санзовские пули.
К сожалению, он еще ни разу не разозлил Санзо настолько, чтобы тот наставил на него Шоуреджо.

- Я не хочу причинять много разрушений, но я заложила взрывчатку в баре. Сейчас я нажму на кнопку и…
- А, - говорит Хаккай.
- Простите, - сожалеет Хаккай.
- Значит, это Вашу взрывчатку я обезвредил? – вежливо уточняет Хаккай.

Если смотреть на маятник с высокой частотой колебаний, его крайние положения сливаются, и Хаккаю начинает казаться, что он может быть и йокаем и человеком одновременно. Оставаясь наедине с самим собой, Хаккай никак не может решить, с каким именно собой он остался. Независимый наблюдатель – единственное решение проблемы. Для независимого наблюдателя это всего лишь вопрос наличия нестандартных зрачков, нестандартных ушей и нестандартной татуировки.

- Мне очень жаль. Вы не ранены? – спрашивает Хаккай. Собственная шизофрения – не повод быть невежливым.


***
Если вы бабочка, ваши глаза состоят из тысяч вытянутых клеток.
Все они имеют крошечную линзу.
Каждая клетка-линза отражает свою собственную картинку.
Линзы к тому же находятся под небольшим углом друг к другу.
А теперь представьте:
На каждой из них - свой собственный Хаккай.

Хаккай под углом в пять градусов носит очки и улыбается.
Хаккай под углом в сорок пять градусов носит белый халат и курит.
У Хаккая под углом в десять градусов вертикальные зрачки и татуировка по всему телу.
Их так много этих Хаккаев…

- Я не имею права вернуться к Когайджи-сама! - кричит Яоне.
- Я проиграла, - шепчет Яоне.
- Моя жизнь теперь... - и солнечные зайчики весело пляшут на лезвии ножа.

Когда Хаккаю больно – на всех линзах остается только один Хаккай.
У этого Хаккая невидящий взгляд и другое имя.

- Пожалуйста, не надо, - просит Хаккай.

И хризантемы в его воспоминаниях пахнут лилиями.
Бабочки разбираются в цветах.
Бабочки вообще идеальные наблюдатели.

А потом появляется Когайджи, который перехватывает лезвие и подхватывает Яоне.
Светит солнце. Хаккая словно вытащили со дна реки. Хризантемы снова пахнут хризантемами. И только солнечные зайчики захлебываются кровью йокайского принца.

- Когайджи-сама? - спрашивает Яоне.
- Когайджи? – повторяет за ней Хаккай. Ему очень хочется сказать: «Спасибо!»


***
- Ух, ты! Ух, ты! – вопит Гоку. - А он действительно сильный!
- Я понимаю, - улыбается про себя Хаккай, - понимаю, почему йокаи готовы следовать за ним.


***
Поздно ночью в гостинице Хаккай пытается связать энергию с частотой волн, соотношение неопределенностей с расстоянием, а калибровочные бозоны слабого взаимодействия, ну, например, с гравитацией.

- Гравитация, - думает Хаккай, не замечая появления Санзо, - уже куда теплее.
- Холодно, - Санзо внимательно разглядывает стенку, - ты можешь идти, куда хочешь.
- Прости?
- Если все еще хочешь отомстить.
- А, - пожимает плечами Хаккай, - но я выбрал этот путь. К тому же калибровочные бозоны…
- Меняюсь! - прерывает его Гоку. - Комнатами меняюсь!! Я сплю, а он щипается!!!
- Ты храпишь, мартышка! Храпишь, и я не сплю! - конкретизирует Годжо. - И поэтому щипаюсь! Следишь за логикой?
- Заткнулись! - орет на них Санзо, который заинтересовался калибрами чего-то там.
- Хаккай! - одновременно вопят Гоку и Годжо, прячась за Хаккаем и хаккаевскими файерболлами от Санзо и санзовского Шоуреджо.
- А знаете, - поворачивается к ним Хаккай.
- Невозможно доказать, что замок Хото существует, - жизнерадостно сообщает им Хаккай.
- Однако гораздо... гораздо полезней считать, что он все-таки существует, и что однажды мы до него доберемся, - добавляет Хаккай.
- Вы следите за моей мыслью?

В такие моменты Санзо начинает казаться, что он не до конца просветлился.
В такие моменты Годжо начинает казаться, что реальность играет с Хаккаем в карты.
В такие моменты один Гоку сохраняет ясность мышления.
- А Когайджи? – удивленно спрашивает Гоку.
Хаккаю очень хочется, чтобы Когайджи существовал на самом деле.

- В них есть что-то, что полностью отличается от меня, - думает Когайджи, находясь далеко-далеко на западе в замке Хото.


***
- Существует четыре не сводящихся друг к другу вида взаимодействий, - вспоминает Хаккай пару дней спустя, рассматривая новый город, - гравитационное, электромагнитное, сильное и слабое. Гравитация – это дальнодействующее фундаментальное взаимодействие, которому подвержены все материальные тела. При гравитационном взаимодействие возможно только притяжение.
- Похоже на нас, - резюмирует Хаккай. - Мы притягиваемся друг к другу, искажая пространство и время.
- Когда мы вместе, - продолжает размышлять Хаккай, - маятник должен быть либо справа, либо слева. При взаимодействии гравитационных волн принцип суперпозиции уже не выполняется.

***
- Магазины!!! – искренне радуется Гоку.
- Оживленный город! – предвкушает Годжо.
- Йокаи, - невпопад отвечает Хаккай.
Его личный маятник все еще заносит на поворотах.

Каждый трактует хаккаевскую фразу по-своему. Гоку, например, вообще не замечает.
- Санзо, я хочу вот это, это, это и еще вон-вон то!
- Съесть! – на всякий случай уточняет он.
- Отказано.
Санзо неумолим. Йокаи идут по их следу, не стоит об этом забывать.
- Почему? Почему, злобный монах?
- Всего лишь два-три пирожка и одно мороженое, - заступается за Гоку Хаккай.
- Справа или слева? – думает про себя Хаккай.
- Будешь потакать детям, Хаккай, они тебе на шею сядут! – предупреждает его Санзо.
- А, - отмахивается Хаккай, - Хакурю уже...
Иногда Хаккая заносит так сильно, что даже Санзо пасует.
Годжо это не важно, он понимает Хаккая на сугубо интуитивном уровне.


***
Если вы бабочка, вы умеете предчувствовать несчастья. И оставаться при этом совершенно невозмутимой.
- Молодые люди, предсказать судьбу вашего путешествия?
Потому что вы все равно ничего не сможете сделать.

- Не интересует, - бросает Годжо.
- Предсказание, основанное на маджонге, не заслуживает особого доверия, - дает развернутый ответ Санзо.
- Ну, я вам все равно скажу, можете не платить, - настаивает предсказатель. – На вас всех лежит печать смерти. Ха-ха-ха! Вы живете рядом со смертью. Особенно ты!
- Маятник – это маятник, - не обращает на него внимания Хаккай. - Либо справа, либо слева.
- Ты пытаешься скрыть свою истинную сущность за этой лицемерной маской. Но у тебя глаза преступника! – продолжает предсказатель.
- …может ли он быть одновременно и справа и слева? - размышляет Хаккай.
- У тебя есть шрам на животе, верно? Это знак твоего греха! Греха слишком тяжкого, чтобы его можно было искупить!
- Гоно или Хаккай? – спрашивает сам себя Хаккай, по-прежнему игнорируя предсказателя. – Но я уже определился, ведь так?
- Он на драку нарывается! – не выдерживает Гоку, который два дня не дрался и сутки нормально не ел.

***
- Чудовище!!! - прерывает его чей-то истошный вопль.
- Где? - мгновенно переключается Гоку.
- Кто? – Хаккай начинает понимать, что он что-то пропустил.
- Один из убийц Когайджи, - осторожно предлагает Годжо.
- Вряд ли… - раздумывает Хаккай.
- Буква у него на груди означает «шикигами», - включается в беседу Санзо.
- Где? – переспрашивает Хаккай, который был уверен, что они обсуждают предсказателя.
- Шикигами. Вон над теми крышами. Огромный такой. – Годжо начинает беспокоиться за Хаккая. Вообще-то его шестое чувство уже неделю как бьет тревогу.
- Жуть, - с чувством добавляет Гоку.

- Осторожно! – кричит Хаккай, постепенно осознавая размер угрозы. – Хватит болтать!
- Чуть не влипли! – радостно замечает Гоку.
- Ничего, - взмахивает Сякугецуджо Годжо, - очень даже ничего. По крайней мере, он у него большой, твердый и черный.
- Впечатляющий, практичный и стильный... - поправляет его Санзо, - Поверить не могу, что ты можешь так пошло шутить.
- Сутра, Санзо, сутра, - подсказывает Хаккай, - и перестаньте комментировать его... хм.
- Думаю, другого выхода нет. Гоку, отвлеки «его... хм».
- Есть!

- А откуда здесь кошка?..

Чтобы поставить барьер нужно сконцентрироваться. Хаккай не успевает даже крикнуть: «Осторожно!»

***
А потом появляется Лилин, и шикигами с пол пинка рассыпается в прах.
- Компашка Санзо! - довольно кричит Лилин. - Я пришла вместо братца Когайджи, чтобы победить вас!
- «Братца», значит, - бормочет себе под нос Хаккай. У него очень знакомое чувство. Он еле сдерживается, чтобы не сказать: «Спасибо!»
- Так что, пожалуйста, умрите! – добавляет Лилин.
И Хаккай все-таки сдерживается.

***
- Она разобралась с шикигами! С большим, черным...
- Да, мы поняли уже.
- Раз-раз, и шикигами больше нет!
- Не стоит ее недооценивать...
- Не смейте меня недооценивать!
- Ну, вперед, Гоку. Вы с ней... одного роста.
- Почему я?! Пусть Хаккай! Это Хаккай с детьми ладит.
- Я думал, мы друзья, Гоку...
- Ты видел, как она этого шикигами?! Такого большого и...
- Сильного.
- Сильного. Я же ближе всех стоял! Его прямо начетвертам развалило!
- Напополам?
- Начетвертам! Четвертовала она его...
- Тогда женщины – это твоя работа, Годжо. Удачи!
- Где ты видишь женщину, Хаккай?! Это монстр-убийца! Я, между прочим, видел, куда она ему целилась. Прямо в...
- Заткнулись все! Здесь дети и женщины! В одном лице причем...
- Йииия!
- Ты тоже заткнулась!
- Ну, ты, пучеглазый, плешивый...
- ...злобный...
- Следи за ее ногой, Санзо! За ногой следи!!!
- Я вас не прощу!
- Пирожок?
- Всё! Санзо ее приручил!


***
В тот момент, когда появляется Когайджи, Хаккай приходит к выводу, что мир такой – каким его видит наблюдатель.
- Ты же не собираешься убегать? – спрашивает Гоку.
- Мы выиграем, - обещает Когайджи.

Хаккай очарован движением маятника.

- Теперь я собираюсь жить ради Когайджи-сама и служить ему, - говорит Яоне.
- Прошу прощение за мое недостойное поведение в тот раз, - кланяется Яоне.
- Хаккай или Гоно? – думает Хаккай, обходя ее в танцевальном па.
- Это так просто, - решает Хаккай, отклоняясь влево.
- Значит, ты мой противник, - говорит Годжо.
- Да ты шутишь! – смеется Годжо.
- Йокай или человек? – думает Хаккай, двигаясь в одном ритме с маятником.
- Это не так просто, - решает Хаккай, делая шаг вправо.

- Электромагнитное взаимодействие, - думает Хаккай. - Мы считаем, что положительный заряд у нас, а отрицательный у них, команда Когайджи уверена, что наоборот, но в любом случае мы притягиваемся.

- Сзади! – кричит в этот момент Санзо.

***
- Что за?!
- Гоку!
- Когайджи-сама!
- Давайте быстрее, мне его не удержать… А, спасибо.
- Не стоит.
- Разве я эту штуку не победила?
- Шикигами?
- Это бесполезно. Надо взорвать его целиком.
- А!!!
- Яоне-сан!
- Яоне!
- Гоку, если замедлишь его движения, я смогу вызвать свое чудовище…
- Ага! Смотри, не промахнись.

***
- Они, что забыли, что они враги? – спрашивает Лилин.
- Вы с Санзо вообще-то тоже забыли, - усмехается Годжо.
- Заткнись и сдохни, а ты заткнись и слезь! – злится Санзо.
- Точно! Я же тоже хочу поучаствовать!
- А, всё. Поздно. Они его прикончили.

- Эй, Когайджи! – зовет Гоку.
- В следующий раз… - отвечает Когайджи.
- На самом деле, - думает Хаккай, и маятник начинает останавливаться.
- Я рискну всем, чтобы победить вас! – говорит Когайджи.
- На самом деле важно лишь – жив я или мертв. И для этого…
- Ради себя! – обещает Когайджи.
- Для этого мне не нужен наблюдатель, - улыбается Хаккай.
- Запомни, ты обещал! – кричит Гоку.

И гравитационное, и электромагнитное взаимодействие имеют бесконечно большой радиус действия.
- Сложно с ними враждовать, - вздыхает Годжо.


***
Бабочка – идеальный наблюдатель.
Отрешенность и беспристрастность – всё, чем вы владеете.
Костяшка с иероглифом «Грех» рассыпается в пыль на ладони Хаккая.

Чтобы взмах ваших крыльев хоть что-нибудь изменил, вы должны находиться в другое время и в другом месте.
Например, по ту сторону неба.

- Хаккай?
- Ничего. Всё в порядке.

Вы всего лишь бабочка.
Что с того, что когда-то вас звали Канан?

@темы: Saiyuki, text

Комментарии
2009-07-01 в 17:05 

Спасти маму, папу и Бэкингема!
Ооо, вот теперь я прочла.
И могу сказать вслух наконец-то: этот челлендж стоило затевать хотя бы для того, чтобы фандом получил такого сильного нового автора.
Текст первого тура был замечательный, но этот...

Он хорош, для меня хорош, как для читателя, который чего-то ждет от текста и либо получает, либо нет. Этот текст мне все дал, все, чего хотелось.
В нем есть идея и ее прекрасная реализация. Есть язык. Есть стиль, движение, драйв, напряжение, гравитация в нем есть, йолки, сила, ощущение, жизнь.
Я очарована и загипнотизирована, и, наверное, не только как читатель - в некоторых местах я прям аж замирала от авторского восторга и думала: "ох, как тут ловко и удачно!", или "какой образ точный".
Приятный легкий юмор, приятный легкий язык.
Состояние-ощущение двойственности Хаккая. Мягкая сила. Неопределенность, неспешные движения маятника. Откровение.

Автор-автор, как я рада, что вы появились у фандома :red:
Я очень хочу вас еще читать.

2009-07-01 в 19:21 

Hali
"Trust me, I'm an improviser" (c) Owen Harper
Присоединяюсь к предыдущему оратору. Очень... необычное, непривычное видение. Мягкое - да. Как будто другой вид сумасшествия... не как у Минекуры... не как у других авторов (знаю двух с сильным своим неклассическим видением, но называть имена было бы не слишком вежливым)... разбиралась бы в психозах, подобрала бы аналоги, а так - просто другое.

Спасибо за прекрасный текст.

2009-07-01 в 19:40 

Спасти маму, папу и Бэкингема!
Вот кстати да. Очень виден свой авторский взгляд, необычный, непохожий на других, своя трактовка.
Именно то, чего мне так не хватало.

2009-07-02 в 00:26 

aka Тёмный Игу
здорово)
слов нет, да и выше сказали лучше, чем я бы нашел слова)))
и да, хочется ещё и больше)))

2009-07-02 в 20:39 

спасибо!
а так как краткость - сами знаете кто, на этом мне бы и остановиться ))) но
я очень люблю Хаккая (хотя очень плохо его понимаю),
я очень люблю квантовую физику (хотя практически в ней не разбираюсь),
когда я случайно (кажется, в саюбито) узнала, что Хаккай изучал физику, у меня совсем снесло крышу,
с одной стороны, мне было безумно приятно писать этот текст ^___^
с другой стороны, это первый текст, который мне было очень сложно оценить с позиции читателя,
в общем:

большое спасибо за ваши комментарии!

Теххи Халли

URL
2009-07-03 в 01:07 

Спасти маму, папу и Бэкингема!
Теххи Халли
Спасибо вам, и я очень надеюсь, что вы на этом не остановитесь :white:

2009-07-03 в 03:19 

Айа
Солярис добрый! Трупы, подтвердите! (с)
Присоединяюсь к предыдущем ораторам: очень хорошо, очень интересно и очень пробирает.
Вот за это:
- На самом деле важно лишь – жив я или мертв. И для этого…
- Ради себя! – обещает Когайджи.
- Для этого мне не нужен наблюдатель, - улыбается Хаккай.

особенно спасибо.
Да и за весь фик, конечно, тоже! Очень бы хотелось еще фиков))

2009-07-03 в 11:36 

Terra Nova
ага, я буду как Аллен Волкер - вперёд и вперёд ))

Айа
спасибо!
жив я или мертв - на самом деле "привет" от кошки Шрёдингера )))

URL
2009-07-03 в 11:41 

Спасти маму, папу и Бэкингема!
жив я или мертв - на самом деле "привет" от кошки Шрёдингера )))
Мой любимый цвет, мой любимый размер :lol:

2009-07-06 в 03:48 

Теххи Халли, спасибо за отличный текст и осбое какое-то видение. Двойственность Хаккая так здорово получилась. Да и вапсче некоторые мелкие детальки так впечатлили.
Собственно, я тоже присоеденяюсь к Terra Nova и надеюсь еще почитать тексты)

2009-07-06 в 20:38 

у меня тоже псевдоним (с) Алукард
вот, теперь у меня тоже есть дневник ^__^
тексты по сайюкам будут там

2009-07-06 в 20:41 

Теххи Халли
Оо) Буду ждать) Это здорово)

2009-07-07 в 09:42 

The Box
хорошо-то как

2009-07-07 в 20:35 

у меня тоже псевдоним (с) Алукард
2009-10-19 в 18:42 

Спасти маму, папу и Бэкингема!
Теххи Халли
Сколько бы тебя не перечитывала, все равно получается что-то новое.
Много хороших авторов есть, но мало про кого из них я могу сказать, что автор - "мой".
Ты очень "мой" автор.
Спасибо тебе еще раз. :white:

2009-10-19 в 19:04 

у меня тоже псевдоним (с) Алукард
Terra Nova
я согласна быть "твоим" автором :squeeze:

все равно получается что-то новое
секрет в расплывчатых формулировках и многозначных символах :gigi:

     

Челленджер

главная